Идеи, опередившие время

Малевич. Я помню, когда впервые много лет назад увидела его «Черный квадрат» на экскурсии в Русском Музее. Предвкушение было огромным, мне казалось, что должно быть что-то грандиозное, мистическое, завораживающее. А все оказалось предельно лаконично и просто. Но эффект, надо сказать, проявился с годами, ибо большое видится исключительно на расстоянии. К «Черному квадрату» хочется возвращаться снова и снова, он, словно взгляд Джоконды, притягивает своей таинственной глубиной и космической истиной. В этом году все культурное сообщество отмечает 100 летний юбилей «Черного квадрата». Работа была выставлена на последней футуристической выставке «0.10», открывшейся в Петербурге 19 декабря 1915 года. Среди тридцати девяти картин, выставленных Малевичем на самом видном месте, в так называемом «красном углу», где обычно вешают иконы, висел «Чёрный квадрат».

78138495

Изначально знаменитый квадрат Малевича впервые возник в декорациях к опере «Победа над Солнцем» как выражение победы активного человеческого творчества над пассивной природой: чёрный квадрат вместо солнечного круга. Затем из декораций этот квадрат перекочевал в станковое произведение. Однако этот пост я хотела посвятить не столько юбилейному «Черному квадрату», о котором написаны тома, сколько супрематизму в целом, и даже, скорее, его влиянию на современный мир. Прозрения Малевича о создании нового алфавита искусства массового сознания увенчались успехом. Мы только в последнее время стали осознавать значение его идей для всех областей жизни – от посуды до архитектуры и индустриальной эстетики. Супрематизм Малевича, или беспредметное искусство, — это отказ от формы как таковой, здесь цвет организует форму и становится содержанием – единой цветоформой. «Я преобразился в нуле форм и выловил себя из омута дряни академического искусства», — писал сам Малевич. Цвет независимо от того, что он изображает, имеет свое, энергетически-духовное содержание. Тот, кто видел подлинники Малевича, никогда не спутает их с копиями. Чего, казалось бы, сложного – написать, например, черный круг на белом фоне. Дело и в круге, и даже в пропорциях, но более всего в самой живописи и ее энергии. Это повторить невозможно и никакая репродукция не в состоянии передать ощущения напряжения и пространства. Супрематизм и супрематическая школа явились философско — эстетическим прорывом для своего времени. Уникальность супрематического искусства в том, что отказ от любой временной эстетики, канонов и условностей привел к использованию вневременных чистых форм и цветов. Вне времени значит все время вовремя. Где-то я прочитала, что супрематизм как горизонт – всегда впереди тебя, даже если ты стоишь к нему спиной. Поэтому, наверное, многие современные архитекторы и дизайнеры черпают свое вдохновение из супрематических недр. В свое время, когда Малевич возглавил в Витебске художественную школу Уновис (утвердители нового стиля), ему удалось создать уникальный и первый в своем роде в России творческий коллектив единомышленников. Все художники и преподаватели исповедовали единые ценности, а именно цвет и форму и отказ от “художественной привычки”. В школе работа велась по разным направлениям – непосредственно живопись, архитектура и проектирование, книгоиздание, дизайн и декор, текстиль и даже дизайн продуктовых карточек.

суетин фарфор600e02547c7becb2b66b0 чайник71464746_default 20110314_4chashnik_resize 20110314_6resize 20110314_7suetin_resize лампа стул

Мне не хочется утомлять вас именами и биографическими справками из Википедии. Хочу лишь сказать, что это было не просто творчество ради творчества, а творчество ради воплощения идей, они всегда искали применение своим эстетическим взглядам, в этом плане супрематизм стал прикладным стилем. “Мы свой, мы новый мир построим” – это как раз про Уновис. Первая предметная область применения супрематизма — текстильный орнамент, рисунок на платьях, сумках, платках, выполненных артелью «Вербовка», созданной в 1915 г. художницей Натальей Давыдовой недалеко от Киева. Художницы – соратницы Малевича создавали супрематические орнаменты для вышивки и аппликации, а на основе их проектов крестьянки деревни Вербовка выполняли декоративные подушки, сумки, платки, кайму и ленты, небольшие панно. ekster2 liubov-popova-textile-design-c1924 liubov-popova-sample-printed-fabric-state-tretiakov-gallery-moscow любовь попова пальто12_m экстер 1 розанова эскиз сумки07_m

Потом в Москве устраивали выставки этих работ, успех был ошеломительный. К сожалению, сохранились лишь крупицы. А надо сказать, что художницы, работавшие в Уновисе (Попова, Экстер, Розанова) признаны во всем мире. Их коллекционируют крупнейшие музеи. Вообще запад очень увлечен русским авангардом в целом и супрематизмом в частности. Иностранные туристы едут в Москву смотреть именно Малевича и Родченко, а не Айвазовского. В Америке проводились уникальные по своему содержанию выставки русского авангарда. Опять же большое видится на расстоянии. Из всех авангардных художественных систем, пожалуй, супрематизм обладал наибольшим архитектурным потенциалом, за которым стоят: работа с элементарными геометрическими формами, не имеющими своего «натурального размера»; принципиальность сочетаний ограниченного числа геометрических элементов, создающих за счет этих сочетаний характерные пространственные образы; пропорции членений и форм, одинаково пригодных как для настольных вещей, так и для градостроительных ситуаций; масштаб, сопоставимый с устройством земной поверхности. Супрематизм включал в себя формально-композиционный метод моделирования (канон супрематизма) и философию движения цвета и форм в отвлеченном многомерном пространстве. Это мир абстрактных сочетаний геометрических элементов, плоскостей, объемов.

Знаменитые Архитектоны Малевича

архитектон архитектон1

Именно супрематизм благодаря стилевой независимости цветографической системы стал основой современной концепции суперграфики. Предельно простой белый объем как нельзя лучше приемлет свободные, динамично разлетающиеся графичные супрематические формы. Цветовая композиция в росписи трамваев, трибун или архитектурной полихромии независима от объема и, будучи зрительно более активной, определяет в итоге общую композицию.

суперграфика современный супрематизм в арх

Русский авангард на Западе всегда актуален и распространен совершенно в разных индустриях.

мебель 1229_LH_01_Running-track-from-Shakespeare-Road-entrance Daily-picture-251

Но меня поражает, насколько органично и своевременно выглядят супрематические идеи в интерпретации модных дизайнеров:

Antonio Marras

antonio marras

Celine

celine

Givenchy

givenchy

Maison Martin Margiela

Maison Martin Margiela 1 Maison martin Margiela

Mugler

Mugler

Пока я искала картинки для этого поста в интернете, то невольно читала комментарии пользователей совершенно разных ресурсов по поводу творчества Малевича. Поражает то, что 70 % — это вопиющая и очень агрессивная серость. Типа «убожество» и «позор русской живописи». Пастернака не читал, но осуждаю. Все это в нашей культуре было, и все повторяется вновь. Но мне понятно одно, авангард нельзя проходить в школе, как нельзя 15-летним подросткам объяснить Достоевского или Толстого, или ставить Шнитке на уроках музыки. До этого искусства нужно вырасти. Но помочь нам вырасти и дорастить нас до адекватного восприятия необходимо. Поэтому не позволяем душе лениться и идем на уникальную выставку- проект «Малевич» в петербургскую галерею K Gallery  24-28 апреля 2015 http://www.kgallery.ru

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s